Арабские гаремы содержат жители Германии? фото 1

Немецкий финансист Хюберт Кёнигштайн задался целью выяснить, сколько же вынужден платить каждый налогоплательщик Германии, чтобы содержать у себя на родине хотя бы одну семью отдельно взятого сирийского беженца. Какое социальное пособие, например, получает беженец, имея четырех жен и двадцать три ребенка? Для примера он взял реально существующего человека, проживающего вместе со своей многочисленной семьей в Монтабауре (земля Рейнланд-Пфальц). В результате несложных арифметических подсчетов вышла немаленькая сумма — 30 тысяч 30 евро в месяц. 

Не в силах скрыть удивление, Хюберт Кёнигштайн написал о своих наблюдениях на сайте Союза германских работодателей (DAV). «Независимо от моральной оценки, всегда полезно трезво посмотреть на факты и узнать точные цифры», – прокомментировал он это письмо. 

Далее эксперт провел подсчеты денег, выплачиваемых как социальная помощь для беженцев, сравнив их размеры с оплатой труда обычного рабочего — ремесленника, занимающей всего лишь двадцатое место среди наиболее низкооплачиваемых профессий. Одновременно Кёнигштайн подчёркнул, что в Сирии такие большие семьи не получают от государства абсолютно никакой финансовой помощи. Что вполне понятно, там их существование в таком многочисленном количестве — традиционное правило, а вовсе не исключение. Но в Германии наличие четырех жен и огромного потомства в количестве двадцати трех детей позволяет получать этой семье пособие в сумме 30 тысяч 30 евро в месяц. В год же эта сумма составляет более 360 тысяч евро. Причем она соответствует той сумме, которая получается при средней зарплате 12 немецких рабочих в размере 2 тысячи 461 евро в месяц на каждого из них. 

Также финансист приводит ещё одну мысль насчет подоходного налога. Сумму социальной помощи, которую получает всего лишь одна отобранная для исследования, сирийская семья, в качестве подоходного налога – т.е. 314,33 евро, ежемесячно взимают в казну с 95 рабочих. 

Сколько же нужно рабочего времени, чтобы заработать эти деньги? Дотошный немецкий финансист подсчитал — чтобы заработать «чистую» сумму зарплаты, необходимо отработать 146 рабочих часов в месяц (1 596 евро плюс 314, 33 евро подоходного налога равняется 1 910,33 евро) или 220 рабочих дней. А чтобы заработать деньги в размере подоходного налога, нужно отработать 24 часа в месяц, а точнее — три рабочих дня. В результате получается, что 95 немецких рабочих ежемясячно «дарят» одной сирийской семье 2 292 своих рабочих часов или 458 трудовых дней. Хюберт Кёнигштайн считает — ситуация в стране является ярким свидетельством безответственности власти и грубым нарушением элементарных экономических законов. Он также подчёркивает, что никто из граждан государства не имеет права жить за счёт труда других людей. «Я не призываю к отмене помощи. Но это серьёзный повод для размышлений по поводу того, какое будущее и какой образ жизни мы финансируем, и что ожидает нас и наших потомков на родной земле». 

Но, к сожалению, то время, когда Хюберт Кёнигштайн и подобные ему здравомыслящие граждане озабочены судьбою Германии, происходят совершенно противоположные логике случаи. В том числе и такие — подавляющее большинство беженцев, которые, по мнению правительства, «могут успешно интегрироваться в немецкое общество», совершенно не желают этого делать. И работать тоже. О чем, в частности, красноречиво свидетельствуют цифры, когда десятки тысяч вновь созданных рабочих мест для трудоустройства беженцев остаются практически невостребованными. Зато для граждан СНГ, и в первую очередь – жителей Украины и России, желающих работать в Германии, закон по — прежнему остается неумолимо жестким. 

Чем закончится же такая «мирная» экспансия? Неужели уже через двадцать — тридцать лет понятие «немец» станет прочно ассоциироваться со смуглым цветом кожи и характерной смесью немецкого языка с ближневосточным говорком?

Валентин Галушка
Просмотров:

Читайте также: