Через ограду. Анатолий Стреляный – о футболе вне политики

Выражение «Спорт вне политики!» давно стало частью международного трепа. Это заклинание. Оно, как и положено всем заклинаниям, пустое, бесплодное. Оно только подчеркивает, что спорт давно уже в политике по уши – в политике и, между прочим, в экономике. Разговоры о нем – такая себе политэкономия. Тот же футбол в начале своего пути был почти исключительно для футболистов, как и другие виды спорта – для их любителей. Затем – для трибун и дельцов. Постепенно это все вошло в мир зрелищ, чтобы, оставаясь там, сделаться подспорьем для политиков. Уинстон Черчилль после Олимпиады-1936 в Берлине: «Когда спорт выходит на международный уровень, например, на Олимпиаде или других соревнованиях между странами, то это приводит, скорее, к вражде, а не к объединению стран». Это прямо в сторону хозяев не совсем свободных и совсем не свободных стран.

Будь иначе, мы бы сегодня не присматривались, сколько болельщиков из каких стран с их правителями, кроме самих игроков, их наставников и нанимателей, проникли в Россию на мировой футбольный чемпионат. Именно проникли, а не просто прилетели и приехали, потому что – через ограду международных санкций. Одно то, что обсуждалось, нужен ли и возможен ли бойкот ЧМ-2018, говорит, по сути, обо всем, что здесь просится на язык. Это обсуждение – событие в известном смысле почти такое же серьезное, каким явился бы сам бойкот. Можно ли представить себе, что в мире обсуждают, выходить ли на футбольные поля, например, Франции? Да, можно себе это представить, если бы она до сих пор вела войну в Алжире. Чемпионат мира на наших глазах, может быть, окончательно выводит Россию из ряда стран, с которыми свободный мир не просто поддерживает какие-то отношения, а спокойно, без трудных раздумий и внутренних споров, ведет обычные дела.

Олимпийские игры 1936 года состоялись в Германии через три года после прихода к власти Гитлера и за три года до Второй мировой войны, развязанной им. Германия тогда хотела покорить мир. Весь мир. Нынешняя Россия несколько скромнее. Она хочет просто быть на равных с ведущими государствами, но на особом положении. Забор ведь вокруг нее не совсем обычный. Будем напоминать себе и напоминать: его возвела не Россия. Россия-то настаивает, что хотела бы, процветая, существовать на Земле без всяких ограждений и притеснений, но при одном условии: чтобы свободный мир признал ее право на произвол как в ее собственных пределах, так и где ей заблагорассудится. Она не встретила понимания, чего следовало ожидать, но как раз этого ее правители и не ожидали. Именно так страна оказалась за оградой.

Разговор о ЧМ-2018 – это разговор, как ни верти, об Украине. Бойкот стадионов России, пусть частичный, показал, что Украину не забывают, ее поддерживают, ей желают победы отнюдь не на футбольном поле. Мы лишний раз убеждаемся, что судьбы пары Украина – Россия во многом в руках Запада. Москва это всячески отрицает. Она делает вид, что все решает одна, что все зависит от нее, а тот, кто против нее, узрит кузькину мать. Населению внушают, что Запад ему не особенно-то и нужен, как, в общем, и другие части света, но вожди на самом деле думают иначе. Безобразничать только у себя – для них не то удовольствие. Украина, в свою очередь, не отрицает, что свободный мир ей жизненно необходим, что без него она пропадет. Но понимает ли Запад, что вместе с Украиной может пропасть и он?

Кажется, начинает догадываться.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист, ведущий программы Радио Свобода «Ваши письма»

Высказанные в рубрике «Право автора» мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Материал размещён с разрешения международной радиостанции «Радио Свобода»

Путин уволил Германа Клименко с должности советника президента

Владимир Путин подписал указ об увольнении Германа Клименко с должности советника президента России по программам развития интернета. Указ вступил в силу со дня его подписания.

Герман Клименко – основатель сервисов MediaMetrics и Liveinternet. Он был назначен советником президента по интернету 4 января 2016 года.

До декабря 2017 года Клименко также возглавлял Институт развития интернета, созданный при поддержке бывшего заместителя руководителя администрации президента Вячеслава Володина. Он поддерживал закон о так называемом праве на забвение и процедуру досудебной блокировки сайтов.

После назначения советником президента, Клименко сделал ряд громких заявлений о возможной изоляции рунета. В марте 2018 года он, в частности, сказал, что Россия технически готова к отключению от мирового интернета.

Как сообщил Клименко «РИА Новости», после увольнения он намерен сосредоточиться на цифровой медицине. На вопрос агентства, расстроен ли он решением президента, он ответил: «И да, и нет».

Материал размещён с разрешения международной радиостанции «Радио Свобода«

«Понравились друг другу». Дональд Трамп о Ким Чен Ыне

Дональд Трамп и Ким Чен Ын обменялись рукопожатием и провели переговоры один на один в присутствии двух переводчиков. Их встреча продолжалась около 35 минут, а потом продолжилась в расширенном составе.

По итогам саммита в Сингапуре принято «Заявление о взаимопонимании», в котором говорится, что обе стороны будут стремиться к «полной денуклеаризации Корейского полуострова», в то время как США заявляет о готовности предоставить гарантии безопасности Северной Корее.

На пресс-конференции после встречи Трамп объявил:

  • Корейская война «скоро будет закончена» (Это, видимо, означает перспективу подписания мирного договора. – Прим. РС);
  • КНДР подтвердила намерение уничтожить один из своих ключевых военных объектов, где проходят испытания ракетные двигатели;
  • США приостанавливают проведение совместных военных учений с Южной Кореей;
  • санкции против КНДР пока сохраняются – до тех пор, пока остается «ядерный фактор» в отношениях Пхеньяна с остальным миром.​

В интервью корреспонденту «Голоса Америки» Грете Ван Састерен вскоре после встречи с Ким Чен Ыном Дональд Трамп так описал своего визави:

– Он замечательный человек. Веселый, очень умный, прекрасный переговорщик. Он любит свой народ. Не то чтобы меня это удивило, но все же: он любит свой народ. Я думаю, мы заключим блестящий договор. Мы сделаем Северную Корею безъядерной. Этот процесс начнется немедленно, и нам предстоит еще много дел – в том числе вернуть на родину останки американских солдат, погибших в ходе Корейской войны. Северокорейские дела – это все важно, но вернуть останки тоже крайне важно для многих людей. Они мне звонили, писали: «Сделайте это, пожалуйста», и я согласился. На той войне погибли тысячи людей – это все важные вещи.

– Сегодня Вы подняли на переговорах вопрос о соблюдении прав человека. Как он отреагировал?

– Очень хорошо. Разумеется, 90% времени мы говорили о ядерном разоружении, но коснулись и других вопросов. Упоминались и права человека, и возвращение останков. Это, кстати, упоминается в финальном документе, там много о чем идет речь. У нас получилось все это зафиксировать в документе. Там вообще много хорошего. Мы добились гораздо большего, чем можно было ожидать.

Дональд Трамп показывает Ким Чен Ыну свою машину во время прогулки

– Расскажите, что происходило за кулисами. Вы предъявили ему ультиматум? Он Вам тоже предъявил ультиматум? Как проходило ваше общение?

– Не было ультиматума. Переговоры готовились три месяца с участием множества представителей, в том числе госсекретаря Майка Помпео, который проделал колоссальную работу. Мы были в контакте на протяжении довольно длительного времени, и когда мы сегодня встретились, то сразу поладили. Для меня это уже 25-й час, я не спал 25 часов. Переговоры были долгими, но я ими очень горжусь. Начало процессу положено. Все это могло бы кончиться войной, в результате которой миллионы людей – вы же знаете, чего можно ожидать от Северной Кореи, в Сеуле живет 28 миллионов человек – и все эти миллионы людей могли бы погибнуть, но теперь мы подпишем договор.

– А что будет с нашими войсками? Останутся ли они в Южной Корее?

– Да, останутся. Мы даже не касались этого вопроса, он не обсуждался. Мы прекратим учения, они очень дорого стоят. Во-первых, они провоцировали, и я хочу [прекратить их], а [Северная Корея] очень рада этому, потому что они их раздражали. А нам эти учения стоили огромных денег. И до тех пор пока мы ведем честные переговоры, учения проводиться не будут.

Дональд Трамп и Кич Чен Ын обмениваются рукопожатием

– Что вынудило Кима сесть за стол переговоров после стольких лет бряцания оружием?

– Мне не кажется, что было так уж много бряцания оружием до того, как я [стал президентом]. Они придерживались стратегии молчания, не хотели ничего обсуждать, а так нельзя. Очень важно, с какой риторики мы начали. Честно говоря, мне самому не нравилось делать такие высказывания, и многим казалось, что я поступаю неправильно. Но без этого мы бы не оказались там, где мы сейчас. Мне кажется, что он действительно хочет прийти к соглашению, он хочет чего-то добиться.

– Но почему?

– Потому что он понимает, что мы не шутим. Мне кажется, раньше он по-другому это воспринимал. Раньше этим занимались другие люди, и у них ничего не получалось. Но сейчас он понимает, что мы хотим с ним договориться, мы должны это сделать и будем это делать. И теперь у нас есть – хотя прошло не так много времени, а ведь мы с самого начала занимали очень жесткую позицию в отношении Северной Кореи, – но сегодня мы подписали документ – гораздо более обширный, чем рассчитывали многие. Никто не верил в то, что такое возможно.

– Как Вам кажется, что он о вас подумал, когда вы расстались?

– Я думаю, мы друг другу понравились. Я знаю, что было в прошлом, не надо мне об этом напоминать, он парень суровый. Ему приходилось быть суровым, и он был суровым. Но мы с ним отлично поладили. Он умен, он любит свой народ, любит свою страну. Он хочет много всяких хороших вещей, поэтому мы и ведем переговоры.

– Но он ведь морит свой народ голодом. Жестоко обращается. И при этом любит?

– Слушайте, он делает то, что делали до него. Я бы так на это посмотрел. Но нам надо ориентироваться на то, что произошло сегодня, вчера, пару недель назад – вот тогда-то и началось самое важное. Опять же, без риторики и без санкций… санкции были очень важны, и они останутся до тех пор, пока мы не увидим, что что-то меняется. Мы уже и сейчас это видим, но санкции останутся до тех пор, пока не начнется и не закончится ядерное разоружение.

– Поскольку это интервью для «Голоса Америки», его смогут услышать и граждане Северной Кореи, Корейской Народно-Демократической Республики. Что бы Вы хотели сказать им напрямую?

– У вас есть лидер, который заботится о вас. Он хочет им добра, и мы отлично с ним ладим. В наших отношениях хорошая химия – а вы знаете, какое значение я этому придаю. Это крайне важно. Бывает, что с человеком нет химии, что бы ты ни делал. Но у нас она сразу возникла, я уже говорил об этом. Я думаю, что Северную Корею ждет прекрасное будущее.

Материал размещён с разрешения международной радиостанции «Радио Свобода»

Трудяги из Бундестага: где и как подрабатывают депутаты

Около 9,5 тысяч евро в месяц получает депутат немецкого правительства. «Живут же люди!» — подумают многие рядовые граждане, увидев такую цифру. А между тем выясняется, что парламентарии не гнушаются дополнительными подработками. Причём некоторые политики имеют даже несколько источников дохода, подтверждая клише о работоспособности немцев. Финансовые эксперты насчитали в Бундестаге 21% таких рабочих пчёлок.

Анализировать декларации депутатов взялись сотрудники портала Abgeordnetenwatch.de азвание переводится как «Депутатский дозор» — прим. авт). Согласно их данным, 154 депутата из 709 с начала созыва (24 октября 2017 года) заработали в общей сложности 5,5 млн евро в придачу к основной зарплате. Если разбирать доходы некоторых персон по отдельности, получается, что некоторые имеют неплохую прибавку к зарплате.

Например, депутат от фракции FDP Герман Отто Золмс в свободное от заседаний время подрабатывает консультациями по вопросам вкладов в организации в Deutsche Vermögensberatung AG (DVAG). Годовой доход политика варьируется от 15 до 30 тысяч евро. Бывший федеральный министр транспорта Питер Рамзауэр (CSU) промышляет пиаром. В этом году он успел заработать около 15 тысяч, будучи членом экспертного совета в коммуникационном агентстве CNC.

А вот экс-министр здравоохранения Улла Шмидт (SPD) удостоилась не только подсчета денег в своём кошельке, но и весьма въедливой критике. Дело в том, что фрау Шмидт входит в совет директоров швейцарской фармацевтической фирмы Siegfried Holdling. И только за прошлый год получила в качестве гонорара 75 тысяч евро. В пересчёте на месяцы, сумма варьируется от 3,5-7 тысяч евро. Siegfried Holdling имеет деловые интересы и на немецком рынке — у неё открыты два филиала в Хамельне и Миндене. Собственно, в этом и заключалась суть критики. К примеру, как принять максимально объективный закон о медицинском страховании, если члены Бундестага лоббируют интересы компаний, которые представляют вне работы? Во всяком случае «депутатский дозор» воспринимает вторичную деятельность политиков именно так.

Интересно, что у некоторых депутатов годовой дополнительный доход доходит почти до полумиллиона. Например, Альберт Штегеманн (CDU) за фермерскую деятельность получает около 585 тысяч евро. А член FDP Карл-Юлиус Кроненберг является управляющим акционером, поэтому его счёт пополняется на 508 тысяч.

Ещё одним аспектом критики стал тот, факт, что депутаты «шифруют» свои источники дохода. Умышленно ли это делается, неизвестно, но у авторов Abgeordnetenwatch.de, похоже создалось такое впечатление. В частности, они подмечают, что очень часто в графе источника дохода политики пишут просто «подрядчик» или «клиент». Такие доходы есть, например, у представителя AfD Энрико Комнинга (325 тыс), уже упомянутых Уллы Шмидт (109 тыс.), Петера Рамзауэра (102,5 тыс.), а также лидера FDP Кристиана Линднера (77 тыс.).

Foto: shutterstock.com

Хиджаб и политика: на местных выборах в Ноймюнстере СвДП представит мусульманка

Айгюль Килич была малоизвестным кандидатом от свободных демократов, пока ее предвыборный плакат не вызвал масштабного онлайн-спора. СвДП выступила в защиту своей кандидатки, после того, как предвыборная реклама с фотографией Килич в хиджабе вызвала, враждебные реакции в социальных сетях.

25 марта Айгюль Килич, кандидат на местные выборы в северном немецком городе Ноймюнстер (федеральная земля Шлезвиг-Гольштейн), поделилась скандальным плакатом на своей личной странице в Facebook. Реакции на публикацию – критические комментарии и сообщения – быстро распространились на Facebook и в Twitter. Многие критики спрашивают, как Свободная демократическая партия могла выдвинуть кандидата, который носит «репрессивную и нелиберальную» форму исламской одежды.

Партийная ячейка СвДП в Ноймюнстере опубликовала заявление, защищающее Килик от того, что, по словам политиков, является «распространением ненавистным» и «крайнеправыми» комментариями. «Свободные демократы в Ноймюнстере подверглись сильной критике и ненавистным комментариям, которые явно имеют правовое происхождение. Люди, которые являются прогрессивными и либеральными, – это те, кто НЕ рекомендует или не диктует представителям других культур, религий или национальностей, во что одеваться», – говориться в заявлении партии.

Федеральные законодатели также приняли участие в полемике. Беатрис фон Шторх из крайне правой «Альтернативы для Германии» в саркастическом сообщении в Twitter спросила, отвергла ли Килич традиционный исламский закон, который «юридически объявляет христиан и евреев гражданами второго сорта».

Депутат от СвДП Константин Кухль в защиту коллеги-мусульманки, написал, что он «гордится тем, что принадлежит к партии, которая дает женщинам, таким как Айгюль Килич, возможность участвовать в процессе принятия политических решений».

Заместитель главы свободных демократов Вольфганг Кубицки слова не подбирал. В комментарии для ежедневной газеты Die Welt, он сказал: «Тот, кто порицает мусульманского кандидата с плакатом или без него, должен пойти к черту. Мы предпочли бы остаться без голосов на выборах, чем предать наши ценности».

Редактор издания Die Welt, Ульф Пошард, также поддержал кандидатку из Ноймюнстера. «Свободные демократы знают: важен не платок, а то, что под платком», – отметил господин Пошард.

Айгуль Килич, которая будет участвовать в выборах 6 мая, еще не ответила на комментарии направленные против ее кандидатуры.

Foto: shutterstock.com
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.