Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать

О Вас и Вашем бизнесе профессионально напишем и разместим рекламную статью
 

Рецензия на книгу: "Немцы в Санкт-Петербургской губернии: история, язык, песни"

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Рецензия на книгу: "Немцы в Санкт-Петербургской губернии: история, язык, песни"Перед читателем объемный труд, вносящий значительный вклад в исследование языка и культуры российских немцев. Л. Н. Пузейкина выбрала для изучения оригинальный материал – песенный фольклор VIII–XX вв., преимущественно Петербургской губернии. Автор книги – германист, живущая в Санкт-Петербурге, в сфере ее научных интересов история немецкого языка, фонетика, фольклор, немецкая диалектология. Все эти факторы плюс любовь к материалу явились счастливым сочетанием, обусловившим плодотворное исследование, изобилующее интересными лингвистическими наблюдениями и содержащее огромное количество фактов и деталей, на сбор и обработку которых ушел, по всей видимости, не один год.

Книга имеет четко продуманную структуру и подробнейший план. Лингвистическую часть предваряет экскурс в историю российских немцев. Поскольку Л. Н. Пузейкина вторгается в чужую сферу, она проявляет особую тщательность. Первые страницы изобилуют именами ученых, занимавшихся вопросами истории российских немцев, затем следуют многочисленные ссылки на исторические труды, словно автор боится быть обвиненным в неточности, а сами события истории российских немцев вдруг уходят на второй план. Лингвист вряд ли обладает взглядом историков-профессионалов, и это понимает автор книги, действительно консультировавшаяся у них. Однако довольно быстро пропадают некоторая робость и желание обезопасить себя ссылками. Перо автора (если так еще можно выразиться по отношению к современному набранному на компьютере тексту) обретает уверенность, поскольку Л. Н. Пузейкина выбирает свой (с нашей точки зрения, самый верный) ракурс подачи исторических событий – с точки зрения лингвиста. Она пишет о том, как российские немцы сохраняли свой родной язык, писали на нем письма, о том, что «немецкий язык не подвергался на начальном этапе сильному влиянию русского языка», в XIX в. начинается ограничение прав и свобод немцев, что повлияло и на их язык. «Немецкий язык потерял статус официального в административных органах и при судах в районах с немецким населением». Постепенный переход к политике русификации в 60-е гг. XIX в. автор связывает с процессом завершения подъема в развитии немецких колоний в России. Л. Н. Пузейкина констатирует: «Престиж двух языков – русского и немецкого – постоянно менялся в связи с разной политической ситуацией».

Глава «Церковь и школа в немецких колониях Петербургской губернии» в исторической части книги особенно удалась автору, она читается как интересная и очень познавательная новелла, хотя все научные каноны соблюдены.

Л. Н. Пузейкина уделяет достаточно много внимания достижениям ученых-лингвистов, занимавшихся изучением языка российских немцев (особенно диалекта) в разделе «Немецкая островная диалектология в России – история исследования» (с. 74–92) и дает обстоятельный обзор школ и имен по освещаемому вопросу. Томская школа А. П. Дульзона (вторая половина 60-х гг. XX в.) занимает достойное место в этом обзоре. А вот современная Томская школа, возглавляемая д-ром филол. наук З. М. Богославской, к сожалению, не попала в поле зрения исследователя. Внесем добавление к обзору Л. Н. Пузейкиной. Профессор З. М. Богославская интенсивно занимается вопросами германистики (заметим, что она является также основателем диалектной вариантологии русского языка). Под ее руководством выполнены кандидатские диссертации, связанные с изучением языка российских немцев: Александров О. А. Основные параметры системы немецкого «островного» говора Сибири и ее метаречевой реализации, 2007; Костомаров П. И. Текстовая организация немецкого народно-разговорного языка индивида, 2011; Кулаковская К. В. Концепт HEIMAT в диалектной картине мира российских немцев Томской области, 2014.

Основное внимание уделено в книге ученому-лингвисту, академику АН СССР, почетному члену Баварской, Британской, Саксонской и других академий, почетному доктору многих университетов Виктору Максимовичу Жирмунскому. Он, как отмечает Л. Н. Пузейкина, собрал около 4 000 песен. Автор книги впервые публикует документы, написанные его рукой, а также фрагменты писем 1927 г. Д. Майера, основателя Архива немецкой народной песни во Фрайбурге, которые были направлены знаменитому ученому. Нелегкая человеческая судьба В. М. Жирмунского, самоотверженность, безусловно, не могут никого оставить равнодушным. «Л. Р. Зиндер и Т. В. Строева указывают на то, что экспедиции часто осуществлялись инициативной группой под руководством В. М. Жирмунского на собственные средства и в свободное от работы время» (с. 188). Как пишет Л. Н. Пузейкина, изучение собрания В. М. Жирмунского во всей его полноте еще предстоит провести. «Однако уже сейчас очевидно, насколько грандиозной была начатая им работа в немецких поселениях СССР, не доведенная до логического завершения самим исследователем, но сохранившая для последующих поколений ценнейший фактический материал по фольклору немецких колонистов с точки зрения их языка, культуры, этнографии и устного народного творчества» (c. 169– 170). Ученый, обладавший широким кругозором, автор актуальных и по сей день трудов, служит образцом служения науке, он оставил большое научное наследие. В книге Л. Н. Пузейкиной читаем: «В рукописном отделе ИРЛИ хранятся на сегодняшний день 47 папок с материалами коллекции, включающих 9597 документов на 10 325 листах. Общее название собрания – “Коллекция акад. В. М. Жирмунского (немцы-колонисты). Собрание Жирмунского (коллекция № 104). 1926–1930 гг.”» (с. 164). Работа с таким материалом, с документами В. М. Жирмунского, для которого тщательность в научной работе является абсолютным естеством, не могла не наложить отпечаток на стиль и методы работы автора рецензируемой книги. Взвешенность каждого вывода, доказательность, документирование умозаключений являются неотъемлемой чертой книги Л. Н. Пузейкиной.

Лингвистическая часть работы строится на анализе немецких колонистских песен, а именно: смешанных немецко-русских макаронических песен, в них используется два типа алфавита – кириллица и латиница. К смешанным колонистским песням автор относит песни как с чередованием строк на русском и немецком языках, так и песни с единичными вкраплениями русских слов или, напротив, написанные целиком либо почти целиком на русском языке, но с явным влиянием немецкого языка.

Систематизация фонетических особенностей языка песен российских немцев, отображенных в виде различных вариантов на письме, достаточно сложная задача. Л. Н. Пузейкина с ней успешно справляется, проводит, по существу, сопоставление двух языков с фонетической точки зрения. Этот раздел можно было бы рекомендовать использовать в курсе типологии русского и немецкого языков (курс сейчас исключен из обязательной университетской программы, однако может преподаваться факультативно). Теоретически грамотно освещенное различие фонетических систем двух языков будет также интересно и русскоговорящим студентам, которые изучают немецкий язык как иностранный в качестве первого или второго. Описания фонетических различий русского и немецкого языков в качестве образца полезны для ознакомления магистрантам, аспирантам и другим исследователям, занимающимся изучением языка российских немцев.

Достаточно простой жанр макаронических песен, тем не менее, позволяет автору труда затронуть теоретические и практические вопросы взаимовлияния языков, например, изменение рода существительных в обоих языках под их обоюдным влиянием: печь «der Ofen» – «der Petsch» мой печь или «die Flinte “ружье” – «das lange Flint» (с. 326).

Особенности словообразования автор демонстрирует на примере заимствованных слов в функции полупрефиксов сложных немецких глаголов движения: guljat… gehen (spazierengehen), gotowstehen (bereitstehen), nasatkehren (zuruckkehren) (с. 325). Здесь наблюдается проникновение заимствований в систему словообразования и возникновение немецко-русских слов по модели немецких гибридных сложных глаголов.

Большую по объему часть исследования составляют лексические особенности островного песенного фольклора. Л. Н. Пузейкина привлекает для анализа много примеров русских заимствований, показывает параллели с немецким языком, касается этимологии слов, проводит иногда диахронический экскурс и выявляет местные узуальные значения слов. Она снабжает свой анализ культурологическими комментариями, реконструирует ситуации общения, имевшие место один-два века тому назад между русскими и немцами, немцами и украинцами. Автор исследования приходит к выводу, что появление русских слов в тексте немецкой колонисткой песни всегда неслучайно. В работе проводится скрупулезный анализ включения этих слов, которые показывают комичность ситуации, указывают на диалог с русским партнером, обозначают ситуацию двуязычия, мультикультурного взаимодействия.

Практически всегда необходим учет жанровой специфики, т. е. при изучении песен играют роль рифмы, автор книги совершенно последовательно обращает на них внимание. Однако есть и исключения. Иногда автор начинает рассуждать о том, какие немецкие эквиваленты могли бы заменить в песне русское слово. «Так, например, в песне “Winterzeit” самым частотным русским существительным является слово извозчик. Оно ни разу не заменяется ни одним из возможных и подходящих по времени употребления немецких эквивалентов: Fuhrmann, Fuhrknecht, Fuhrherr, Kutscher, Droschkenkutscher, Karrner, Pferdelenker, Schwager, которые служат для обозначения человека, управляющего повозкой (разного вида – карета, дрожки, телега), запряженной лошадьми» (с. 215–216, 220). Приводимые немецкие эквиваленты свидетельствуют о глубоких познаниях исследователя, касающихся синонимов определенного периода.

В книге приводятся разные слова, показывающие, например, этноспецифику кулинарных пристрастий российских немцев. Автор анализирует песню, в которой употреблено русское слово пирожки:

Drin sitzt der Mann mit seinem Sohn,
Und seinen зеляки,
Die Wirtschaft ist nach seiner Art
Mit чай und пирожки,
Mit чай, mit чай, mit чай und пирожки (с. 219).

Приведем рассуждение Л. Н. Пузейкиной по поводу слов Pastete и Pirogge, которые могли бы использоваться, с ее точки зрения, в качестве эквивалентов слову пирожки: «Возможно, что немецкие поселенцы, которые записывались во время экспедиций В. М. Жирмунского и являлись потомками переселенцев, приехавших предположительно при Екатерине II, не знали данного заимствования. Кроме того, даже если предположить, что им было известно слово die Pirogge, оно все равно не отражает правильный размер пирожка. Русский пирожок маленький, и в немецком языке это можно было бы передать, скорее всего, при помощи прилагательного klein – kleine Pirogge, kleine gefüllte Pastete» (с. 221). В этой связи вспоминается распространенная народная мудрость «Из песни слов не выкинешь». Приведенная пословица касается слова пирожки. А говоря научным языком, одним из основополагающих принципов анализа является необходимость ограничения интерпретации лишь тем языковым материалом, который содержится в тексте. Дополнительный материал может быть интересным, но он представляет собой ассоциации исследователя на тему песни, скорее всего, не имеющие ничего общего с творческим процессом коллективного автора песни. Напрашивается еще и такой аргумент: если бы переселенцы и знали «данное заимствование», они бы его не употребили, так как оно не вписывается в нужный ритм изучаемой песни, по этой же причине не смогли бы «заменить его ни одним из возможных и подходящих по времени употребления немецких эквивалентов» (с. 215).

Учет особенностей художественной формы песен тем не менее позволяет исследователю показывать реальные языковые процессы, в особенности интерферирующее влияние русского языка на язык немецких колонистов. Автором было проанализировано 150 русских лексем, употребленных около 700 раз (с. 297). Налицо высокая степень достоверности, умение выделить типичные ситуации употребления изучаемых лексем. Л. Н. Пузейкина показывает процесс ассимиляции русской лексики в языке российских немцев в определенный период времени. Этот процесс освоения русской лексики не может быть безграничным, однако пока немецкий синтаксис и морфология сохраняются, язык российских немцев воспринимается как немецкий.


Поражает тот факт, что так долго – до 1995 г. – собрание немецких народных песен пролежало нетронутым исследователями. Заметим, что в книге много иллюстраций из жизни и быта российских немцев, фотографий ученых и простых переселенцев. Раздел «Приложения»содержит 54 страницы, охватывает не только сами песни, но и каталоги пластинок и валиков из коллекции В. М. Жирмунского, записанных в немецких поселениях под Санкт-Петербургом, и другие документы. Автор книги Л. Н. Пузейкина, еще достаточно молодой ученый, но при этом участник проекта по сохранению коллекции немецких народных песен В. М. Жирмунского (DVA / Freiburg, ИРЛИ / Санкт-Петербург), руководитель проекта «Германистические архивы в Санкт-Петербурге. Научная обработка архива В. М. Жирмунского в СПФ АРАН (РГНФ, СПбГУ, Россия)». Она является достойным продолжателем Ленинградской, а теперь Санкт-Петербургской школы германистов, куда входили и входят В. М. Жирмунский, Л. Р. Зиндер, Т. В. Строева, А. И. Домашнев, Н. Д. Светозарова и др. Думается, что у Л. Н. Пузейкиной большое научное будущее.

В. Б. Меркурьева
доктор филологических наук, профессор
член МАИИКРН и РСГ

Foto: ozon.ru




рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Loading...








Загрузка...