Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать

О Вас и Вашем бизнесе профессионально напишем и разместим рекламную статью
 

Иван Кроневальд и национальное движение советских немцев

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Иван Кроневальд и национальное движение советских немцевИстория немцев-колонистов на территории современной России берет начало в XVIII в., когда императрица Екатерина II пригласила иностранцев из Европы для заселения и освоения свободных территорий Российского государства. После революции 1917 г. на Волге, в районе компактного проживания немцев, была создана Трудовая немецкая коммуна, а в 1918 г. – автономная республика немцев Поволжья. С началом Великой Отечественной войны вышел ряд указов, направленных на ликвидацию немецких поселений. Советских немцев депортировали в отдаленные районы (Казахстан, Сибирь, Урал) в трудармии и на спецпоселения. С окончанием войны положение немцев не улучшилось, а слово «немец» надолго приобрело негативную коннотацию. Немцы продолжали жить в местах ссылки и не имели права вернуться в родные края.

С 1960-х гг. они начали активно бороться за восстановление автономии на Волге. Одним из активистов зарождающегося национального движения был тагильчанин Иван Иванович Кроневальд. Его считали «патриархом» немецкого движения, одним из его руководителей и основателей, поборником прав советских немцев. Статьи Кроневальда о проблемах и судьбе советских немцев знал едва ли не каждый читатель газеты «Neues Leben», однако о его собственной судьбе до сих пор известно немного. В нашем исследовании речь пойдет о немце, который был, с одной стороны, советским гражданином, коммунистом и ученым, а с другой – активным участником и организатором движения советских немцев. В статье используется метод «крупного плана», предполагающий погружение в индивидуальность исторического персонажа и рассмотрение изучаемой ситуации его глазами. С помощью такого герменевтического погружения можно уловить «философию жизни» персонажа и его восприятие эпохи.

Иван Кроневальд об идентичности советских немцев

Иван Кроневальд родился в 1919 г. в Саратове во время Гражданской войны. Его отец в Первую мировую войну был солдатом российской армии на Кавказском фронте и участвовал в штурме Трапезунда. После февральской революции он был членом солдатского комитета, а демобилизовавшись, привез с собой оружие и в числе других немцев активно боролся за советскую власть на Волге.

Иван был старшим ребенком в семье, его отцу хотелось, чтобы сын получил высшее образование. После окончания школы он стал студентом исторического факультета Саратовского государственного университета, который окончил накануне войны в 1941 г. Он собирался заняться научной работой под руководством академика А. М. Панкратовой, но начавшаяся война не дала осуществиться его планам.

С начала войны он просился на фронт, но остался непризванным. Все это время работал грузчиком на цементном заводе в Вольске. А уже 29 августа 1941 г. сотрудники НКВД поставили всех немцев города на учет. Через день был обнародован Указ Верховного Совета СССР от 28 августа об обвинении советских немцев «в пособничестве врагу» и их высылке в Сибирь и Казахстан.

Под контролем сотрудников НКВД жители Вольска и других немецких городов Поволжья были погружены в «телячьи вагоны» и отправлены на восток страны. Через неделю семья Кроневальд оказалась в Казахстане. Прибывших расселили по колхозам и отправили на уборку урожая. Ивану Ивановичу и его русской жене удалось устроиться учителями в сельскую школу.

В январе он получил повестку в военкомат. Все еще надеясь, что его призовут на фронт, он прошел медкомиссию и получил аттестацию «годен». Уже в вагоне новобранцы обнаружили, что снова едут под конвоем НКВД, а когда поезд повернул от Челябинска на север, поняли, что их везут не на фронт. 17 февраля 1942 г. рано утром на станцию Смычка прибыл первый железнодорожный состав с мобилизованными в трудармию советскими немцами. Как вспоминал Кроневальд, «мы оказались в Тагиллаге НКВД СССР в качестве заключенных без суда и следствия».

В своих воспоминаниях о том времени Кроневальд обращал внимание на два обстоятельства, связанных с отношением к немцам. Во-первых, всех, кто хоть раз замолвил за немцев слово или помог в чем-либо, вызывали в партком, органы НКВД и там объясняли, что они не патриоты своей родины и связаны с врагами. Особенно преследовали тех, кто вступал в брак с немцем или немкой. Для таких движение по служебной и общественной лестнице было закрыто. Во-вторых, что особенно переживали в немецких и смешанных семьях, это отношение со стороны партийных и государственных чиновников к их детям. Детей автоматически ставили на учет в комендатуре НКВД, а по достижении 16 лет они обязаны были отмечаться там как ссыльные поселенцы. Перспективы поступить после окончания школы в техникум или институт были минимальны.

В стройотряде молодых оказалось несколько сотен, в том числе таких, которые еще не окончили школу. Молодежь тянулась к знаниям. Осенью 1943 г. учительница Л. М. Штефан и И. И. Кроневальд создали в начальной школе № 40 среднюю школу рабочей молодежи №14.

День Победы немцы встречали с надеждой на то, что вскоре они вернутся в родные края и продолжат довоенную жизнь. Однако их объявили «вечно ссыльными». Так продолжалось до февраля 1956 г., когда советские немцы впервые после 1941 г. стали получать паспорта и военные билеты наравне с другими гражданами Советского Союза. После войны Кроневальд посвятил себя работе в школе, а с 1955 г. – в Нижнетагильском пединституте. В 1956 г. он получил еще одно высшее образование, окончив немецкое отделение факультета иностранных языков Свердловского пединститута. В 1959 г. Кроневальд вступил в КПСС, что наложило печать на его дальнейшую дея-тельность: «Кроневальда считали при коммунистах “первым” немцем города (Нижнего Тагила. – Т. К.)».

В начале 1960-х гг. он возобновил прерванную более двадцати лет назад научную работу. В сфере его научных интересов была история Германии и советских/российских немцев. Он успешно защитил кандидатскую диссертацию по теме «Многопартийная система в ГДР» [Кириллов, Шапко]. Позднее он наряду с другими авторами приступил к публикации работ, посвященных определению статуса советских немцев.

Большой интерес у него вызвала статья Л. В. Малиновского «Немного истории», опублико-ванная в газете «Нойес Лебен» в 1989 г., в том числе утверждение автора о том, что с 1917 по 1941 г. на территории Автономной советской социалистической республики немцев Поволжья сформировалась социалистическая народность поволжских немцев, которая имела все основания развиться в одну из социалистических наций СССР. Выселение и десятилетие преследования советских немцев, как отметил автор, поставили под вопрос уже не становление нации, а само существование немцев в СССР как национальной общности (Neues Leben, 1989).

Из работ советских этнографов, занимавшихся проблемами советских немцев, внимание Малиновского привлекла статья Т. Д. Филимоновой. Она считала, что немцы в СССР являются национальной группой. Кроме того, она обращала внимание на то, что определенные круги ФРГ, ставя знак равенства между понятиями «национальность» и «нация», заявляют о праве ФРГ представлять «всех немцев» независимо от того, где они проживают. Такой же точки зрения на социальную общность советских немцев придерживался А. Г. Агаев. Он утверждал, что «в условиях социализма нация находит свое окончательное формирование и проявление именно в государственном сплочении территории с населением, говорящим на одном языке».

Немецкий философ А. Козинг считал немцев СССР этносоциальным образованием, обращая внимание на то, что советские немцы генетически относятся к немецкому этникосу, не будучи при этом частью ни немецкой буржуазной нации ФРГ, ни социалистической нации ГДР. По мнению советского этнографа Ю. В. Бромлея, немцы ФРГ и ГДР являются наглядным примером разделения одного этникоса на отдельные этносоциальные организмы. В пределах одно-го этникоса одновременно существуют два исторических типа этносоциальных организмов, при-надлежащих к разным формациямю

О сложной организации немцев Западной Европы и СССР рассуждал и Кроневальд, задаваясь вопросом: «Кто мы, советские немцы?» Он был хорошо знаком с работами Ю. В. Бромлея, В. И. Козлова и вслед за ними считал, что основные признаки нации – общность территории, экономики, языка, национального сознания и национального характера – присущи и советским немцам. Кроневальд, как и Бромлей, полагал, что наличие своего государства является далеко не обязательным признаком нации.

Если территориальная автономия советских немцев прекратила существование в 1941 г., то общность территории, на базе которой могла продолжить свое формирование «нация советских немцев», все еще сохранялась. Это пространство включало Казахстан с миллионным немецким населением, Алтайский край, Омскую и Оренбургскую области, Киргизию, где проживало до 400 тыс. немцев. Говоря об общности экономики, Кроневальд делал акцент на том, что экономика в СССР – это единый хозяйственный комплекс, а отдельных национальных экономик нет. И немцы, как и другие народы, участвуют в общем экономическом развитии страны.

Советские немцы, сохраняя собственный язык (в многообразии его диалектов), стояли в ряду первых в стране народностей по уровню владения русским языком; у них шире, чем у многих других народов, распространился билингвизм. Как отметил К. Х. Ханазаров, немцы относятся к национальностям, основная часть которых проживает за пределами СССР, поэтому их язык не включен в языки народов СССР, а остается иностранным. Соответственно, по его мнению, нет необходимости заботиться о развитии языка советских немцев; этим призваны заниматься ФРГ, ГДР, Австрия и Швейцария. Между тем у советских немцев развивалась национальная литература, которую литературовед А. Дымщиц опре-делил как «ветвь могучего дерева советской литературы». В СССР издавались газеты на немецком языке: в Москве – «Neues Leben» (Новая жизнь), в Казахстане – «Freundschaft» (Дружба), на Алтае – «Rote Fahne» (Красное знамя), работали редакции радио- и телепередач, выходил альманах «Heimatliche Weiten» (Родные просторы).

Как же обстоит дело с четвертым признаком нации – национальным самосознанием, есть ли оно у советских немцев? Как отмечала Филимонова, в 1980-е гг. в среде советских немцев имели место консолидационные процессы, в то же время советских немцев объединяет осознание их происхождения от переселенцев из Германии. Кроневальд же считает, что создание национальной общности советских немцев связано с их борьбой с царизмом, активным участием в революции, защитой Советской власти на фронтах Гражданской войны, трудовыми подвигами во время Великой отечественной войны. Такие факторы, как репрессии, установление «черты оседлости» (до 1972 г.) в военные и послевоенные годы, сыграли исключительную роль в формировании национального самосознания советских немцев.

По оценке Кроневальда, в конце 1970-х гг. в основном закончился процесс создания единой национальной общности советских немцев, исчезло их деление на волжских, крымских, украинских, сибирских, кавказских и т.д. Сложность идентичности советских немцев заключалась в том, что каждый советский немец по национальности считал себя немцем, а по гражданству – советским.

Кроневальд отмечал и проблемы, с которыми сталкивались советские немцы. Среди них были десятки членов Союза писателей, Союза художников СССР, члены КПСС и партийные работники, депутаты Советов всех уровней, сотни хозяйственных руководителей разных рангов. Однако проблемы этнического статуса и территориальной автономии немцев не решались, а еще более усугубились после окончания войны. Кроневальд подготовил и отправил несколько писем в государственные органы с просьбой обратить внимание на положение советских немцев. В письмах в Совет национальностей Верховного Совета СССР он отмечал, что «национальные проблемы советских немцев не связаны с перекройкой границ и не связаны с какими-либо претензиями ни к одному из народов Советского Союза. Решить их может полная и окончательная реабилитация, которая связана в первую очередь с восстановлением автономной республики немцев Поволжья. Процесс ее восстановления необходимо тщательно спланировать по этапам на 3–5 лет с учетом реальных возможностей и законных интересов всех народов региона. Необходимо организовать национальные немецкие районы в Казахской и Киргизской ССР, Алтайском крае и Омской области».

Другая проблема советских немцев связана с тем, что советские немцы до сих пор не являются признанными участниками «трудового фронта» (трудящимися тыла в годы войны). «Каждый раз, когда они обращаются по этому поводу в Верховный Совет СССР, товарищи из наградного отдела изворачиваются, чтобы доказать, что теперь по прошествии стольких лет трудно доказать, кто и как работал во время войны». Кроневальд, как и сотни других советских немцев, призванных военкоматом на военную службу, сдал свой военный билет, а в новом военном билете появилась запись «не служил». Неучтенными остались и пять лет «службы» в стройотряде 18-74 Тагилллага НКВД СССР.

Кроневальд предлагает определить, были ли советские немцы, заключенные в лагерях НКВД СССР, мобилизованы в годы войны или они выполняли долг перед Родиной на трудовом фронте (при любом из этих двух решений советские немцы должны получить соответствующие документы: либо отметку в военном билете о службе, либо лагерную справку). Кроме того, всем советским немцам должны были выдать справки о ссылке, без которых им не полагалась справедливая пенсия.

Не менее важна проблема языка, связанная с тем, что среди немцев росло число тех, кто называл родным языком русский. Переписи послевоенного периода отражают динамику этого процесса: в 1959 г. русский называли родным языком 24,2 % немцев, в 1970 г. – 32,7, а в 1979 г. – уже 42,6. По мнению Кроневальда, в районах компактного проживания немцев было необходимо создать национальные школы (по типу национальных школ во времена АССР НП), в которых обучение велось бы на немецком языке как родном. Учителями в этих школах могли быть выпускники ряда пединститутов (Омского, Барнаульского, Новосибирского, Оренбургского), в которых на кафедрах немецкого языка обучались преимущественно этнические немцы.
Кроневальд был не одинок в рассмотрении вопросов, связанных с этническим статусом советских немцев. Из советских и российских историков эту тему разрабатывали А. А. Герман, А. Айсфельд, В. А. Бауэр, Т. С. Иларионова, Н. А. Ивницкий, П. М. Полян, Н. Ф. Бугай.

Неразрешенность ключевых проблем советских немцев стала поводом к образованию актива, который перешел от инициатив к действиям по решению главного вопроса – о полной реабилитации и восстановлении территориальной автономии. Среди активистов был и Иван Кроневальд, который выступил с региональной инициативой, переросшей со временем во всесоюзное движение советских немцев. С 1965 г. Кроневальд активно включился в движение по восстановлению немецкой автономии в Поволжье и решению «немецкого вопроса».

Национальное движение советских немцев: от «делегаций» к «Возрождению»

Историю национального движения советских немцев ведут с 1960-х гг. Именно тогда, под влиянием новых указов начала «оттепели» в стране и установления отношений с ФРГ начинается восстановление национального самосознания немцев. Результатом этого стала организация делегации в Кремль с конкретными требованиями и предложениями.

После указа 1964 г. в разных регионах страны (Красноярском крае, Поволжье, Казахстане, Киргизии) начался сбор подписей под обращением восстановить автономию, а также средств для поездки немецких активистов в Москву. Делалось это конспиративно. Под документом подписалось 662 человека. В Москву был послан Отто Гертель – преподаватель из Фрунзе. Он должен был разведать обстановку и условной телеграммой дать знать, ехать немцам или нет. Поездка планировалась на самое начало января 1965 г. Когда от Гертеля пришла телеграмма с текстом «Свадьба состоится», все немедленно отправились в Москву. Делегаты сравнивали себя с ленинскими ходоками.

В январе 1965 г. в Москву прибыла первая делегация (13 человек) советских немцев для встречи с руководством страны по вопросу о восстановлении автономии на Волге. В ее составе были заслуженные члены партии, комсомольцы и беспартийные, интеллигенция и рабочие. Встреча с А. И. Микояном имела большое значение как для советских немцев, так и для властей на местах. Микоян сказал, что проблемы советских немцев и их инициативы не игнорируются. Но в решении вопроса о восстановлении республики немцев было отказано со ссылкой на то, что бывшая ее территория была уже заселена (Вормсбехер).

Летом того же года в Москву прибыла вторая делегация (33 человека, из них 19 членов КПСС), в которую входил и Кроневальд. Цель этой делегации состояла в том, чтобы вновь поставить вопрос о восстановлении государственности немцев и опровергнуть главный аргумент о заселенности территории бывшей АССР НП. Участникам вновь удалось встретиться с Микояном уже в более представительном составе, однако и на этот раз вопрос о восстановлении республики решен не был. Делегаты добились принятия ряда мер, имевших в то время существенное значение: уделению большего внимания изучению немецкого языка как родного, расширению подготовки учите-лей родного языка, выпуску учебников, открытию издательства в Казахстане, созданию новой еже-дневной газеты («Фройндшафт») в Казахстане, пополнению редакции газеты «Нойес Лебен» национальными кадрами, увеличению числа радиопередач на немецком языке, выпуску книг немецких писателей и поэтов, публикации указа от 29 августа 1964 г. в «Нойес Лебен».

Третью делегацию (апрель 1988 г.) официально возглавлял Иван Кроневальд. В ходе ее рабо-ты был создан координационный комитет, руководителем которого стал Кроневальд, а секретарем – Генрих Гроут. Кроневальда выбрали руководителем, потому что делегаты хорошо понимали, что коммунистические лидеры страны предпочтут контакты с членами собственной партии. Соратники характеризовали Кроневальда как убежденного поборника восстановления республики на Волге, национальных интересов российских немцев. Делегация добивалась приема у руководства КПСС, но была принята лишь на уровне инструктора отдела ЦК КПСС по национальным отношениям — немца Владимира Аумана. Эта встреча не дала заметных практических результатов. На вопросы Кроневальда Ауман «отвечал шутками-прибаутками» и успокаивал всех тем, что партия не оставит без внимания проблемы советских немцев. Большинство делегатов были удовлетворены оказанным вниманием (Гессен).

Основные усилия четвертой и пятой делегаций (июль, октябрь 1988 г.) сосредоточились на выработке подходов к решению национальной проблемы и на организационном сплочении актива немецкого движения. На базе комитета был образован Координационный центр советских немцев по содействию Правительству СССР в восстановлении АССР немцев Поволжья в составе 39 человек. КЦСН возглавили И. Кроневальд (председатель), Г. Гроут и Р. Корн (заместители председателя). Пятая делегация избрала новый состав центра, в который вошло около 200 активистов. Это был костяк будущей всесоюзной национальной организации. Пятая делегация решила начать подготовку учредительной конференции будущей организации.

Учредительная конференция состоялась 28–31 марта 1989 г. в Москве и провозгласила образование Всесоюзного общественно-политического и культурно-просветительского общества советских немцев (ВОСН) «Возрождение» (нем. «Wiedergeburt»). Это было первое в СССР общественное объединение, заявившее о своих политических целях, которые не были охвачены политикой КПСС. Основной целью «Возрождения» было достижение полной реабилитации советских немцев, восстановление их равноправия путем воссоздания их государственности. Руководителем общества был избран Генрих Гроут.

После создания общества была учреждена государственная комиссия для решения вопросов, связанных с восстановлением прав советских немцев. Руководство «Возрождения» сосредоточило усилия на содействии руководству страны в выработке политического решения по проблеме советских немцев. 14 ноября 1989 г. Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав».

В 1989 г. Кроневальд руководил созданием регионального общества «Возрождение» в Нижнем Тагиле (до этого действовал комитет читателей «Нойес Лебен»). Председателем тагильского общества был избран Иван Браун. По инициативе Брауна и Кроневальда был установлен памятник немцам – жертвам Тагиллага. Подобные общества действовали на Южном Урале, в Сибири и Казахстане.

В начале 1990 г. была создана правительственная комиссия по проблемам советских немцев под руководством заместителя председателя Совета министров СССР В. К. Гусева. В это же время Кроневальд, присутствуя на встрече М. Горбачева с населением Нижнего Тагила, задал ему вопрос о восстановлении немецкой республики на Волге. Горбачев ответил, что «территория Поволжья теперь заселена и надо искать другой выход».

В августе 1990 г. состоялась III конференция «Возрождения», на которой было вынесено ультимативное решение: если партийным руководством не будет принято постановление о возрождении Немецкой республики, то советские немцы реэмигрируют в ФРГ. Нерешенность главного вопроса усугубила ситуация в Поволжье. На Волге местные партийные и общественные организации по инициативе руководящих работников Саратовского обкома КПСС неофициально подстрекали население к выступлениям против возвращения в этот регион советских немцев. Проводились антинемецкие митинги и собрания, распространялись листовки с провокационным содержанием: «Лучше СПИД, чем немцы!» и «Отстояли Волгу в 41-м – не отдадим и сейчас!» (Гессен). Это стало достоянием общественности: в газетах стали появляться публикации об антинемецкой кампании в Поволжье. Однако в ситуации общественного напряжения государственные комиссии по проблемам советских немцев не сделали никаких практических шагов по прекращению провокаций. Более того, вопрос о реабилитации советских немцев властными структурами откладывался на неопределенный срок.

Для контроля над национальным движением немцев Совет национальностей и правительственная комиссия приняли решение о подготовке и проведении съезда немцев СССР под руководством академика Б. В. Раушенбаха и писателя Г. Г. Вормсбехера. Съезд немцев СССР планировался на март 1991 г. Политбюро ЦК КПСС решило через лояльную часть оргкомитета внести на рассмотрение и утвердить на съезде создание экстерриториальной Ассоциации немцев СССР. По замыслу партийного руководства эта общественная организация могла быть наделена представительскими полномочиями и способствовать решению вопроса о восстановлении государственности на Волге через получение разрешения на разработку комплексной программы поэтапного возрождения немецкой республики (Гессен). Съезд имел немалый общественный резонанс, так как способствовал принятию закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

После развала СССР «Возрождение» было переименовано в Международное объединение немцев «Видергебурт». В конце 1991 г. численность объединения превысила 100 тыс. членов, а к 1992 г. достигла максимума – 130 тыс. человек. Появились и другие общественные объединения: Международный союз немецкой культуры, Международный союз российских немцев (бывший Союз немцев СССР).

В борьбе за создание национально-государственных образований был достигнут определенный успех: в июле 1991 г. восстановлен Немецкий национальный район в Алтайском крае, в феврале 1992 г. создан Азовский немецкий национальный район в Омской области. Сейчас на этих территориях проживает четверть немецкого населения России. В марте 1992 г. в Москве прошел II, внеочередной, съезд немцев бывшего СССР. В выступлениях отдельные делегаты открыто призывали к выезду российских немцев в Германию как единственно возможному выходу из создавшегося тупика. Проблема выезда была поднята еще на предыдущем съезде. На II съезде она приобрела особое звучание и были предприняты попытки сделать ее основной целью движения. Съезд потребовал от правительств России и Германии разработки программы организованного переселения в Германию всех желающих.

Процесс распада СССР, вызвавший цепь политических и социально-экономических потрясений, ухудшил положение немцев на территории России. Невыполнение не только закона о реабилитации, но и Указа президента России «О неотложных мерах по реабилитации российских немцев» и других решений по проблеме российских немцев подталкивало их к выезду в Германию. На III съезде немцев в 1993 г. Гроут поддержал инициативу по переселению немцев в Калининградскую область – этот регион считался исторически привлекательным для значительной части российских немцев. В сложившейся ситуации Гроут признал необходимым консолидацию всех общественных сил российских немцев.

Перед III съездом Кроневальд попросил освободить его от полномочий делегата, сославшись на тяжелую болезнь жены. Он все меньше участвовал в общественной деятельности, посвятив себя научным штудиям, а в 1995 г. умер. С его уходом стала призрачной мечта о восстановлении немецкой автономии на Волге, уступив место «линии Гроута» на эмиграцию российских немцев.

Общество «Возрождение» к концу 1993 г. прекратило свое существование в прежнем виде вследствие того, что его активисты эмигрировали в Германию. Из «Возрождения» вышли и все ныне действующие немецкие организации: Федеральная национально-культурная автономия российских немцев, Международный союз немецкой культуры, Немецкое молодежное объединение, Российско-немецкие дома и др. Основным осуществленным проектом «Возрождения» можно считать «Федеральную комплексную программу становления и развития сообщества немцев Российской Федерации», разработанную под руководством Я. Маурера по поручению Министерства национальностей РФ в 1995–1996 гг. Именно она стала основой для реализованной в 2008–2012 гг. федеральной целевой программы «Социально-экономическое и этнокультурное развитие российских немцев».


Т. С. Киссер
Институт истории и археологии УрО РАН

Foto: genosse.su




рейтинг: 
  • Нравится
  • 2
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Loading...






Загрузка...