Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

С табу или без? Как в Германии обсуждается преступность среди беженцев

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
С табу или без? Как в Германии обсуждается преступность среди беженцев Недавние трагические события, связанные с убийством студентки, главный подозреваемый в котором – афганский беженец, взбудоражили всю Германию, сообщает Deutsche Welle. Несмотря на множественные обвинения в умалчивании важной информации, немецкими СМИ сейчас весьма активно обсуждается тема высокого уровня преступности среди беженцев в Германии.

Конец года в общественной жизни страны такой же, как и начало. Тогда во всех СМИ обсуждалась преступность, осуществляемая беженцами, которых в прошлом году ФРГ пришлось принять несколько сотен тысяч. А повод опять особенно неприятный. В первых числах декабря полиция официально заявила о том, что удалось задержать афганского беженца, которого подозревают в изнасиловании и убийстве 19-летней девушки - студентки из города Фрайбург. Полицейские выяснили, что этого афганца даже не должно было быть на территории Германии, так как он был признан виновным в другом преступлении еще в Греции.

Связь между событиями в Кельне, Хемнице и Вюрцбурге

На немецком телевидении на смену одному ток-шоу о беженцах-преступниках появляется другое. Можно подумать, что некоторым СМИ, после шквала неодобрения в соцсетях и осуждения за умышленное замалчивание темы, хочется наверстать упущенное. Больше всего это характеризует популярный новостной канал ARD, который попал под шквал критики в связи с тем, что не проинформировал об убийстве студентки в своём выпуске новостей.

Сегодня же в интервью многих политиков и экспертов, желающих подвести итоги года, часто упоминаются преступления в Кельне, когда несколько сот женщин подверглись насилию со стороны мигрантов; жестокое нападение афганского беженца в баварском поезде Вюрцбурга летом; задержание этой осенью сирийского мигранта, готовившего теракт в Берлине. И это еще далеко не весь список событий, получивших резонанс в СМИ и сейчас упоминаемых в одном контексте. Одно из самых свежих – случай в Людвигсхафене, где 12-летним мальчиком была совершена попытка взорвать бомбу на одной из центральных улиц города. Детали дела пока не оглашаются, но есть информация о том, что мальчик был рожден в германской семье иракских мигрантов.

Страх перед беженцами и проекции

Стоит отметить, что после кельнских происшествий общественный дискуссионный тон кардинально поменялся: общая гостеприимность, гордость за немецкое великодушие и повсеместная готовность помогать сменились перманентным тревожным и озадаченным состоянием.

Психологи говорят о том, что сейчас проблема беженцев и совершаемых ими преступлений, воспринимается в Германии довольно нерационально, а сами мигранты превратились в объекты проекций многих страхов внутри немецкого населения, прежде всего спровоцированными глобализационными процессами. Что касается таких переживаний как тревога, чувство неуверенности и страха, то, по мнению психологов, это вполне нормальная реакция на появление внутри страны множества чужеземцев.

Пора исправлять ошибки

В то же время психологи заявляют о том, что в данной ситуации представителям средств массовой информации следовало сообщать больше о преступлениях среди мигрантов, ведь частое умалчивание, особенно в эпоху развития интернета, грозит вернуться к ним бумерангом и вызвать потерю доверия реципиентов. Внутри соцсетей и на некоторых форумах страсти иногда накалялись до такого предела, что многие СМИ были вынуждены ограничивать возможность комментировать публикации. Огромное количество грубостей и угрожающих реплик просто шокировало немцев.

Запоздалую реакцию немецких СМИ на миграционную проблему подтвердил и известный автор книг для журналистов Михаэль Халлер. Вместе со своей командой он провел масштабное исследование того, как освещалась тема мигрантов в немецких СМИ, причем за период последних шести лет. Результаты данного исследования должны быть представлены уже через месяц, но Халлер уже сейчас говорит о том, что СМИ начали описывать эту проблематику довольно поздно. Он утверждает, что публикации на тему беженцев должны были появляться и являлись особенно необходимыми как раз в летне-осенний период 2015 года, когда мнение общества по этому вопросу только начинало формироваться. Но тогда большинство ведущих СМИ все ещё пытались поддерживать так называемую культуру гостеприимства, тогда как обычные люди переживали уже совсем другое впечатление на коммунальном уровне.

Провал педагогического метода

Психологи объясняют это собственными ощущениями проблемы многих журналистов, которые вышли на первый план: тогда многие считали, что для большой и сильной страны с населением в 80 миллионов будет нетрудно принять 1 миллион беженцев. Михаэль Халлер отмечает, что журналисты не могут руководствоваться лишь своим мнением, особенно если вместе с ним проявляется характерная склонность использовать педагогические подходы. Он утверждает, что в период бурного развития соцсетей в использовании педагогического подхода просто нет смысла, поскольку люди, чувствующие, что их хотят чему-то учить, находят для себя альтернативу в окружении, а свою агрессию все чаще выражают в интернете.

Тем не менее, Хеллер отмечает, что в целом по теме мигрантов СМИ Германии поработали довольно качественно, хотя появление большей части материалов состоялось с запозданием, что вызвало чувство разочарования у многих людей.

О новом – давно забытом старом


Дискуссия на тему преступлений, совершенных мигрантами и беженцами, на самом деле не новы для ФРГ: они длятся уже несколько десятков лет и превратились в центральную тему не одной избирательной кампании. Разговоры о проблемах с мигрантами начались еще больше пятидесяти лет назад, когда ФРГ только появилась, а властями массово приглашались турецкие гастарбайтеры.

Особенно острой эта проблема оказалась в начале девяностых годов, когда только что воссоединившейся Германии пришлось столкнуться с первым миграционным кризисом. Но даже на его пике в Германию приехало чуть больше 400 тысяч югославских беженцев, тогда как в прошлом году их было больше почти в два раза – около 800 тысяч человек. Однако беженцы из Югославии немцами воспринимались как близкие по культуре, их не считали чужаками, в отличие от сирийских, иракских или афганских беженцев, отмечают эксперты.

Ольга Брайляк
Foto: Photographee.eu / Shutterstock.com




рейтинг: 
  • Нравится
  • 2
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Loading...
Оформить подписку на новости бесплатно!

Loading...
Загрузка...
Оформить подписку на новости бесплатно!