Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать

О Вас и Вашем бизнесе профессионально напишем и разместим рекламную статью
 


Медицинская помощь иностранных благотворительных организаций в период голода в Поволжье в 1921–1922 годах

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
Медицинская помощь иностранных благотворительных организаций в период голода в Поволжье в 1921–1922 годахВ период тотального голода, свирепствовавшего в Поволжье и других регионах страны в 1921–1922 гг., российский народ пережил одну из самых тяжелых страниц в своей истории. Население бросало в панике родные места, в бегстве искало спасения от голодной смерти, часто лишь для того, чтобы погибнуть в пути от инфекционных заболеваний, спутников голода. Меры большевистской власти, во многом виновной в разразившейся гуманитарной катастрофе, оказались малоэффективны. Лишь международная помощь смогла хоть как-то смягчить ужасы российского голода. К сожалению, об этом сегодня практически ничего не известно.

Часть населения Саратовской губернии, предвидя надвигающийся голод, пыталась запастись продовольствием. Однако непрерывная продразверстка сводила эти усилия на нет. Необеспеченные хлебом, сельчане питались в основном домашним скотом, поедали птицу, кошек, собак, домашних и полевых грызунов и т. п. Запасались суррогаты: дубовые листья, кора, древесные опилки, желуди, мякина, зелена, солома, кожа, глина, и даже кости. Все, что можно было привести в состояние порошка, употреблялось в пищу. Однако уже к февралю 1922 г. в Саратовской губернии во многих волостях были съедены все суррогаты. Люди были доведены до крайности. В Вольском, Новоузенском, Хвалынском, Камышинском уездах Саратовской губернии, и даже в самом городе Саратове, наблюдались случаи поедания трупов. Масштабы голода были слишком велики, а собранные суррогаты – низко питательными, поэтому все эти меры мало помогали в преодолении голода.

Наоборот, употребление в пищу всевозможных суррогатов, часто приводило к заболеваниям и смерти. Так, в Камышинском уезде в Котовской волости в бешенство пришла семья из 6 человек, от употребления в пищу в течение продолжительного времени белены. Каждый день поступали сведения об увеличении случаев болезни и смерти от употребления в пищу суррогатов.

Голод и его последствия были причиной смерти многих во всех уездах Саратовской губернии. Смерть достигла внушительных размеров. Об этом свидетельствуют данные анкет о продовольственном и хозяйственном положении губернии. Повсеместно смертность превосходила рождаемость. В Камышине, например, в 1922 г. на 374 родившихся в городе, приходилось 1582 умерших. В Камышинском уезде наблюдалась аналогичная картина: на 2843 родившихся приходилось 3143 умерших. Во многих местах население настолько ослабело, что трупы умерших в этих селениях даже не закапывались. Их сваливали на кладбище, либо складывали в пустые избы. Всё это создавало угрозу тяжелых эпидемий, вызывало необходимость в уборочных санитарных отрядах, которые могли бы привести населенные места в порядок. Однако власть такие отряды не создавала.

На почве голода, антисанитарных условий развивались различные формы тифа, дизентерия. Люди опухали от голода, болели цингой, скарлатиной, дифтерией, малярией, оспой и другими инфекционными болезнями.

На примере Камышинского уезда Саратовской губернии (табл. 1) можно проследить распространение инфекционных заболеваний в период самого разгара голода и их тяжелые последствия. Из табл. 1 видно, что самым распространенным заболеванием был тиф. Это подтверждают и газеты. «Известия» за 1922 г. сообщают, что в среднем в каждой волости Камышинского уезда тифом заболевает до 187 человек в месяц. Особенно свирепствовал тиф в Саратовской губернии, в марте и апреле, когда от него ежемесячно погибало более 1 тыс. человек. Вспышки дизентерии также имели тяжелые последствия. Особенно она проявилась в летние месяцы (июнь-август), когда от неё погибало в среднем до 260 человек ежемесячно. Еще одним распространенным заболеванием была малярия. В июле-августе, а также в октябре-ноябре погибло от этого страшного заболевания более 1500 человек.

Медицинская помощь иностранных благотворительных организаций в период голода в Поволжье в 1921–1922 годах

Не обошли эпидемии и соседствовавшую с Саратовской губернией Область немцев Поволжья. Только за апрель 1922 г. процент заболеваемости и смертности от инфекционных болезней вырос с 10,15% до 10,77%12. При этом медицинское обслуживание населения как Саратовской губернии, так и Области немцев Поволжья было организовано плохо, ощущалась острая нехватка медицинского персонала, больничных коек.

Население Саратовской губернии и Области немцев Поволжья имело примерно одинаковый, очень низкий, уровень медицинского обслуживания. Даже в обычных условиях такого количества больничных мест было явно недостаточно. В условиях же голода и массовых эпидемических заболеваний ситуация с медицинским обслуживанием собственными силами терпела полное фиаско. Для спасения населения необходима была помощь извне.

Советское правительство, оказавшееся неспособным справиться с гуманитарной катастрофой собственными силами, вынуждено было в июле 1921 г. обратиться за помощью к иностранным государствам и общественности. Медикаменты и предметы ухода за больными, так необходимые в голодное время, доставлялись в Россию главным образом из-за границы. Однако их привоз затруднялся отсутствием торговых договоров Советской Республики с зарубежными странами, а также отсутствием средств на оплату медикаментов.

На помощь голодающим Поволжья пришли иностранные благотворительные организации, прежде всего Американская администрация помощи (АРА) и Международный союз помощи детям (МСПД). Их деятельность началась осенью 1921 г. в соответствии с договорами, заключенными Советским правительством, и в самый разгар голода зимой 1921–1922 гг. они уже организовали чёткую систему питания детей, а потом и взрослых. Другой сферой их деятельности стало оказание населению медицинской и медикаментозной помощи.

С конца февраля 1922 г. уполномоченный АРА Кинни организовал санитарную часть в Саратовской губернии, во главе которой поставили женщину-врача Красовскую. Врачебный отдел состоял из заведующего и 10 сотрудников. АРА занималась снабжением санитарной части медицинскими средствами. Первоначально деятельность её распространялась на Заволжские уезды Саратовской губернии и Область немцев Поволжья. Затем медпомощь была расширена и на оставшиеся уезды Саратовской губернии, а также на Уральскую губернию. Путем взаимного соглашения был установлен порядок распределения медикаментов, учета потребности, отчетности и контроля. Эту потребность в уездном масштабе выяснял Губернский отдел здравоохранения (Губздрав). Он же контролировал и утверждал потребность вообще всех заявителей. Желающие (учреждения и организации) получить медикаменты подавали заявления в Губздрав, который для визы и регистрации отправлял эти заявления в медико-санитарную часть управления, после этого заявитель мог обратиться в АРА, где и получал по накладным со склада АРА необходимые медикаменты. После получения медикаментов ксерокопия накладной отправлялась для отчетности в медсанчасть. Таким образом, в обязанности отдела входило: наблюдение за всей врачебной помощью, в соответствии с основными принципами установленными АРА, распределение врачебных и санитарных материалов, наблюдение за правильным распределением, доставкой материалов по назначению, а также принятие всех необходимых санитарных предупредительных мер против эпидемий. От АРА также были учреждены инспектора и инструктора в количестве 3 человек, а дополнительный контроль за распределением осуществлялся в летучих ревизиях медсанчасти.

По нарядам уже к апрелю месяцу медикаменты были разосланы в следующие уезды: Саратовский, Петровский, Дергачевский, Новоузенский, Аткарский, Вольский, Покровский, Балашовский, Еланский и Камышинский Саратовской губернии, во все 3 уезда Области немцев Поволжья и в Уральскую губернию. Первые 6 уездов Саратовской губернии были полностью удовлетворены в соответствии с поданными заявками, остальные уезды были удовлетворены частично, от 30 до 60% потребности. Одной из причин неполной удовлетворенности уездов служило невыполнение установленных АРА предписаний на получение медицинского снабжения и распределение медикаментов. Так, при обследовании Сердобского уезда медицинским инспектором АРА 20 мая 1922 г. было выявлено нарушение в распределении медикаментов, которые были переданы в местную советскую аптеку для продажи пациентам. Инспектором медикаменты были изъяты и под его руководством распределены между больницами и другими учреждениями уезда.

В феврале 1922 г. одна из городских больниц в Саратовской губернии отказалась принимать медикаменты, присланные АРА. Причиной как первого, так и второго случаев крылась в двойственном отношении Советского государства и его органов на местах к деятельности иностранных благотворителей. Официально, эта помощь приветствовалась, но негласно были установлены ограничения на её приём. Был выявлен даже закрытый приказ, не иметь с АРА никаких дел, кроме как через Советы.

Несмотря на препоны властей, медицинская помощь АРА была существенной, особенно учитывая тот факт, что до этого в России ощущался острый недостаток в медицинских средствах. От АРА поступали медикаменты, препараты и дезинфекционные средства, которые были самыми ходовыми в то время. В связи со вспышками малярии, тифа, холеры, дизентерии требовались такие лекарственные средства, как хинин, касторка, олеум, олеварум, камфара, кофеин, препараты для физиологического вливания: аспирин, кофеин. Все эти медикаменты были предоставлены АРА. Для хирургии АРА поставляла йод, хлороформ, эфир, перевязочные материалы. По заявлению профессора Миротворцева, ректора Саратовского государственного университета, на одном из служебных совещаний благодаря этой помощи факультетские хирургические клиники не закрылись. Помимо того, американцы в большом количестве выдавали привезенные дезинфекционные средства: сулема, изол, а предоставленная сера обеспечила всю ее потребность в губернском масштабе.

В апреле 1922 г. АРА оказывала помощь в борьбе с эпидемией холеры: проведение противохолерных прививок, выдача сыворотки, шприцов. Население прививалось и от других инфекционных болезней. Так, в сёлах Яковлевка и Абдуловка Петровского уезда в июне 1922 г. против оспы было привито 432 человека, против холеры и брюшного тифа – 228 человек. В сентябре того же года в Петровский уезд был выслан прививочный отряд АРА, проработавший в уезде 2 месяца и прививший против оспы, халеры и брюшного тифа около 10 тыс. человек.

Санитарная часть АРА в Саратове проводила периодические обследования беженских учреждений города. При её участии было проведено распределение белья, обуви для госпиталей беженских учреждений, предоставленные АРА. Весомый вклад в борьбу с голодом и болезнями вносила и организация Ф. Нансена. Датский представитель Нансеновской Миссии Эйбе указывал на необходимость борьбы с туберкулезом, который особенно развивается в период голода. Для укрепления общего состояния туберкулезных больных миссия выдавала рыбий жир. Так, для голодающих детей Петровского уезда Организация Нансена отправила 22 бочки рыбьего жира (5,5 пудов – в каждой бочке). Этот жир (120 пудов) распределен был, главным образом, между самыми голодающими селами уезда для питания детей. МСПД предоставлял и медикаменты, однако их количество существенно уступало тем, что предоставлялись АРА. Кроме того, некоторые препараты не могли находить применения в русской практике из-за специфичности английской фармакопеи.

Помимо АРА и МСПД, помощь голодающим оказывали и другие иностранные организации. Германский Красный Крест вступил в контакт с широким кругом населения Германии, изъявившими оказать помощь русскому народу. Был организован сбор денег, продовольствия, медикаментов. В Россию была направлена специальная врачебно-санитарная экспедиция во главе с профессором П. Мюлленсом, директором отделения по борьбе с эпидемиями Тропического института в Гамбурге.

Германский Красный Крест не смог оказать существенной продовольственной помощи России из-за известного недостатка продовольствия в самой Германии, но хорошо помог медикаментами. В частности, германским Красным Крестом в голодные области был отправлен хинин. В Саратовской губернии и Области немцев Поволжья его распределяли пропорционально между нуждающимися. Так, Область немцев Поволжья в декабре 1921 г. – январе 1922 г. получила хинин в количестве 5 кг. В ампулах его использовали исключительно путем подкожного или внутреннего вливания.

С ноября 1921 г проводились сборы в пользу голодающих россиян в Австрии. Из суммы, собранной социал-демократической партией совместно с профсоюзами, на 6 млн крон были закуплены медикаменты, медицинские инструменты, санитарный материал. Рабочий совет Австрии закупил на 5 млн крон около 2 вагонов (7 т) медицинских инструментов, санитарный материал, которые были переданы в Москву, с последующим их распределением по голодающим губерниям. Из германского Штеттина было отправлено 3 ящика медикаментов и перевязочных материалов, в голландском Амстердаме было собрано 10 млн немецких марок для закупки медикаментов. В период 1921–1922 гг. от голодной смерти, а также различных заболеваний в одном только Поволжье погибло более чем 5,2 млн человек. Благодаря помощи иностранных благотворительных организаций, таких как АРА, МСПД, Международный Красный Крест и др., удалось избежать, гораздо больших потерь, облегчить условия существования населения.

О. И. Помогалова






рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Loading...
Оформить подписку на новости бесплатно!
Загрузка...
Оформить подписку на новости бесплатно!

Loading...