Общество, Политика

Григорий Родин: «Если одна страна ЕС даёт человеку убежище, это не значит, что другая автоматически признает этот статус»

Официальный статус политического беженца не даёт абсолютной защиты от несправедливости. В этом на своём опыте убедился экс-советник мэра Ярославля Евгения Урлашова, директор ярославского Института развития стратегических инициатив (ИРСИ) Григорий Родин.

20 марта он был освобождён из-под стражи решением прокуратуры польского города Пшемысля, спустя 17 дней после того, как был задержан при пересечении польско-украинской границы.

«Короткая деловая поездка в Украину, обернулась 17-дневным «отдыхом» в тюрьме города Пшемысль (Przemyśl). Имея на руках проездной документ, выданный Германией на основании Женевской конвенции, никак не мог предположить что меня арестуют», — поделился впечатлениями Григорий в своём Facebook.

Завязка: такие разные базы Интерпола

Эта история началась 3 марта, когда Григорий вместе с главным редактором русскоязычного немецкого издания «Aussiedlerbote» Евгением Гептиным отправился в город Днепр (Украина) для встречи с губернатором. На пропускном пункте Корчова — Краковец (Korczowa — Krakovets) пограничники обнаружили, что фамилия Григория Родина находится в базе розыска Интерпола.

Экс-советник мэра показал пограничным службам выданный Германией паспорт, который свидетельствует о статусе политического беженца, а также вид на жительство в стране. Задержали Григория через четверть часа, сообщив, что он в международном розыске, и Россия требует его выдачи. В то же время немецкие сотрудники международной криминальной полиции из филиала в Бонне заявили, что Григорий Родин в их списках не числится.

«Казус заключается в несовершенстве законов ЕС. Если одна страна Евросоюза даёт человеку убежище, это не значит, что другая страна автоматически признает этот статус. И каждая страна должна рассматривать этот вопрос отдельно… Оказалось, что на территории Польши я не имею защиты от подобного рода запросов и проблем. Та же история и с остальными странами — там меня не исключали из базы», — прокомментировал ситуацию Григорий в интервью «Переселенческому вестнику».

По словам Григория Родина, в бюргерамте (управлении по делам граждан), чиновники, выдававшие ему документы, заверили, что с выданными документами можно смело отправляться в любую страну, кроме Российской Федерации.

«И они говорили так не намеренно, так как сами не знали, есть ли я в базах. Об этом не знала даже полиция, потому что команду об исключении меня из базы, видимо, давал суд. Получается, в списках Интерпола меня нет только, если пробивать из Германии. Чтобы узнать о своём статусе в другой стране, нужно иметь знакомых, имеющих доступ к базам Интерпола. Иначе предусмотреть такую ситуацию невозможно», — рассказал Григорий.

Кульминация: онкология и продлённый арест

Сначала польские пограничники два дня продержали Григория Родина в КПЗ. Затем состоялся суд первой инстанции, на котором было принято решение об аресте на 7 суток. Официально озвученная причина — из документов у него был с собой лишь паспорт и вид на жительство, и больше никаких подтверждающих документов.

Вопрос был поставлен так: если за эти 7 суток Россия не пришлёт запрос на экстрадицию, экс-советника мэра отпустят. Запрос действительно пришёл, однако в последний момент. 10 марта, когда Григорий Родин уже мысленно собирался домой, его ознакомили с письмом Генпрокуратуры РФ, датированным 8 марта. Ведомство обратилось к прокурору польского города Пшемысль с просьбой о продлении ареста до 33 дней. За это время российская сторона пообещала подготовить необходимые для экстрадиции документы.

Осложняющим фактором стало затяжное онкологическое заболевание Григория Родина. В связи с состоянием здоровья ему нужна ежедневная поддерживающая терапия. Кроме того раз в месяц Григорию требуется укол стоимостью в 3,5 тысячи евро. По закону, лечение должно проводиться за счет арестовавшей стороны.

Пока проводились медицинские проверки, напарник Григория Евгений Гептин собирал необходимые документы, подтверждающие статус политического беженца, а также медицинские справки. Тем временем, история приобрела огласку: ею заинтересовались журналисты и общественные деятели. Вопрос освобождения Родина также взяли на контроль немецкий МИД и генеральное консульство Германии в Кракове.

В итоге 20 марта прокурор Пшемысля принял решение освободить Григория из-под стражи на основе медицинских показаний. Как комментирует это сам Григорий, «опираясь на принципы гуманизма и здравого смысла».

Евгений Гептин (слева) и Григорий Родин возле тюрьмы в г.Пшемысль (Польша)

Послесловие: «Это еще не точка»

На момент публикации материала, Григорий Родин уже вернулся в Дрезден, где проживал в статусе политического беженца. Сейчас он намерен привлечь к истории правозащитников и выйти на уровень европейских законодателей, чтобы подобные истории не повторялись с другими беженцами.

Что касается «польского дела», то Григорий отметил, что оно ещё не пришло к логической развязке. Скорее всего, если придет запрос об экстрадиции из России, судебные чиновники могут вновь заняться этой процедурой. Рассматривать дело будет суд второй инстанции в Жешуве (Rzeszów). Но сначала такое решение должен озвучить прокурор.

Кроме того, вопрос может выйти на рассмотрение на уровень польского Минюста. В то же время Григорий Родин говорит, что в принципе готов приехать в Россию и выступить перед судом.

«Я бы приехал в Россию с удовольствием и выступил бы в открытом суде, если бы я был уверен в том, что суд будет слушать мои доводы. Но такой уверенности у меня нет. Я видел, как суд действовал в отношении Евгения Урлашова, когда была целая куча процессуальных нарушений, но суд их просто не принял во внимание», — заявил Григорий Родин в беседе с журналистом портала «Ярославские новости».

Flashback: досье

Григорий Родин в 2012 году работал советником оппозиционного мэра Евгения Урлашова. В том же году он возглавил муниципальное учреждение «Институт развития стратегических инициатив» (ИРСИ). Также он претендовал на участие в выборах в Ярославскую областную думу по списку партии «Гражданская платформа», которую возглавлял Урлашов.

После ареста мэра в 2013 году на Григория Родина было оказано давление, и он ушел из института. Территорию РФ Григорий покинул в январе 2014 года, спустя пол года после возбуждения уголовного дела в отношении оппозиционного мэра. На следующий день после отъезда Григория Родина из России уголовное дело возбудили и против него самого — по статье «Растрата в особо крупных размерах» (ч. 3 ст. 160 УК РФ). Как уточняют СМИ, Григория Родина обвинили в незаконном начислении самому себе премий и матпомощи на сумму около 480 тысячи рублей. Также его объявили в международный розыск. Сам Григорий отрицает все обвинения.

В ноябре 2015 года Григорий Родин прибыл на территорию Германии и подал прошение о предоставлении ему и его семье политического убежища. Он предоставил все необходимые документы, доказывающие политическое и уголовное преследование со стороны правоохранительных органов РФ. На тот момент врачи уже диагностировали у Григория онкологическое заболевание. Федеральные власти рассматривали два параллельных вопроса: запрос на экстрадицию и прощение о политическом убежище. В конце 2016 года Высший земельный суд Саксонии отказал в экстрадиции признав её невозможной по медицинским показаниям, так как она противоречит основному закону Германии (Конституции) — существует угроза для жизни. Через месяц в январе 2017 Федеральное ведомство Германии по делам миграции и беженцев (Bundesamt für Migration und Flüchtlinge, BAMF), изучив все материалы дела, предоставило Григорию Родину статус политического беженца. Сейчас Григорий Родин проживает в Дрездене, где занимается некоммерческими проектами.

СледующаяПредыдущая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.