Литература

«Шок-новость! Из жизни российских немцев в Германии», — Папа Шульц

Свою старую соседку, местную немку, Вилли давно не встречал. Хани была приветливой и болтливой до назойливости. Если ей попадёшься на глаза, быстро не отделаешься – пока она не опустошит свою душу, Вам не уйти. Синдром одиночества в толпе, замешанный на трескотне и массе свободного времени.

Она была на пенсии, жила с мужем одна, у неё была куча болячек. Известная всем дочка давно свила своё гнездо и не показывалась. Ещё у них был кот – Карл. Умный и терпеливей, чем человек. Всё слушал!

Пауль с утра на даче, Хани на балконе. С сигаретой во рту, она улыбалась всем встречным-поперечным, приветливо махала рукой и знала всех. Но, тем не менее, Хани жила в своём маленьком законсервированном, квартирном мире.
Заметив проходящего внизу Вилли, Хани мигом покинула балкон, выскочила на улицу и перехватила его на тротуаре.

— Ой, как я Вас давно не видела! Все ли у Вас хорошо? Большой привет Вашей супруге! — обрадовалась она.

— Спасибо! Спасибо передам! Как у Вас дела?

— Ах, у меня был такой стресс, такой стресс! Еле-еле всё это пережила. Такое несчастье.

— Что случилось? — встревожился Вилли. — Что-то серьёзное?

— Серьёзней не бывает! Мы все так быстро стареем! Старость никого не жалеет. Вот и любимый мой в последнее время потерял ко всему интерес. Перестал вставать, всё лежал и не шевелился. Я его жалела, успокаивала, гладила, уговаривала. Все свеженькое ему покупала, не смотрела на цены, а он к еде даже не прикасался. Лежал, смотрел и молчал. И глаза у него стали такие грустные, как-будто он прощался.

Вили вытянул уши, старался впитать важность каждого немецкого слова, но не все они пролезали в его аузидлеровские уши. Ему трудно было понять мельчайшие подробности, но уловить общий смысл он смог. У соседки случилось что-то очень страшное.

Пожилая женщина откровенно изливала душу и искала сочувствия. Она заплакала и призналась, что это была её большая и чистая любовь. Много, много лет! Он был единственным смыслом её жизни, и всегда понимал её с полуслова! Теперь без него она осталась одна на всём белом свете.Вили сочувственно погладил её по руке и сделал скорбное, шокированное лицо.

— Я для него ничего не жалела, обращалась за помощью ко всем! Сколько лекарств по рецептам выкупила, сколько заботилась, ничего не помогло!

— Да! Сочувствую! Примите моё искреннее соболезнование! — пробормотал Вилли, надеясь, что к месту.

— Когда я отошла от шока, то хотела похоронить его по-человечески. — продолжала Хани.

— Обратилась в специальное похоронное бюро. Знаете сколько всё это стоит? Похоронное агентство, крематорий, урна, кладбище, надгробный камень. Шок-цена! Я не хотела жить, моё последнее желание было, чтоб его урну положили в мою могилу. Вот так я его любила! Шок!

— Шок новость!

У Вили, на перекошенном скорбью от сострадания лице, чуть не выступили слёзы.

— Ну, так не надо даже думать! Жизнь продолжается! — поддержал он Хани.

— Не убивайтесь Вы так, фрау Хани. Всё образуется! Мы его хорошо знали, мы всегда будем о нём помни…

От шока Вили недоговорил фразу и не поверил своим глазам, его чуть не схватил Кондратий…

Бодрым шагом, с лопатой в руках, весёлый Пауль, муж Хани, подошёл к ним.

— О чём речь? — спросил он, протягивая для приветствия руку.

— Как? Кто умер? Кто?- спросил Вили.

— Карл! Мой любимый кот! — всхлипнула Хани и её глаза заблестели от накатившихся слёз. На мужа она не обратила даже внимания.

Это было, как титры в конце сна. Шок! Вили наморщил лоб, надул щёки и с облегчением тяжело выдохнул!

Дома Вили передал жене привет и рассказал всё, как было.

Жена над ним смеялась до слёз и радовалась, что Пауль жив, и предложила: напиши рассказ.

Вили написал!

Райнгольд Шульц
Германия. Гиссен
27.06.2016. — 27.06.2016.
СледующаяПредыдущая
Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта. Дополнительно.